пятница, 14 декабря 2012 г.

Россия и революция: прошлое и настоящее системных кризисов русской истории

Вышел третий сборник проекта:

Россия и революция: прошлое и настоящее системных кризисов русской истории: Сборник научных статей (к 95-летию Февраля–Октября 1917 г.) / Под ред. П.П. Марченя, С.Ю. Разина. – М.: ООО «АПР», 2012. – 388 с. – (Научный проект «Народ и власть: История России и ее фальсификации». – Вып. 3). (22,5 п.л.).

ISBN 978-5-904761-39-4

http://users4496447.socionet.ru/files/sb.3.pdf

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
Анфертьев И. А., Заслуж. работник культуры РФ, к. и. н., проф. РГГУ, гл. ред. ж-ла «ВЕСТНИК АРХИВИСТА»
Бабашкин В. В., д. и. н., проф. РАНХиГС
Булдаков В. П., д. и. н., с. н. с. ИРИ РАН
Буховец О. Г., д. и. н., проф., зав. каф. политологии БГЭУ (Минск), г. н. с. ИЕ РАН
Данилов А. А., Заслуж. деятель науки РФ, акад. РАЕН, д. и. н., проф., зав. каф. истории МПГУ
Карпенко С. В., к. и. н., доц. ИАИ РГГУ, гл. ред. ж-ла «НОВЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК»
Марченя П. П., к. и. н., доц. ИАИ РГГУ, зам. нач. каф. философии МосУ МВД России (автор/соавтор и ред. проекта «НАРОД И ВЛАСТЬ»,   отв. ред.)
Разин С. Ю., доц. ИГУМО и ИТ (автор/соавтор и координатор проекта «НАРОД И ВЛАСТЬ»)
Чертищев А. В., д. и. н., проф. МосУ МВД России
Шелохаев В. В., акад. РАЕН, лауреат Госпремии РФ, д. и. н., проф., гл. спец. РГАСПИ, дир. Ин-та общественной мысли

АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ:
Аксенов В. Б., Бабашкин В. В., Булдаков В. П., Гордон А. В., Данилов А. А., Елисеева Н. В., Карпенко С. В., Люкшин Д. И., Марченя П. П., Разин С. Ю., Фурсов А. И., Чертищев А. В.


АННОТАЦИИ И КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА
---------------------------------------------------------------------
ANNOTATIONS AND KEYWORDS

Марченя П. П., Разин С. Ю. Вместо введения: От авторов научного проекта «Народ и власть: Истории России и ее фальсификации»
Аннотация: Научный проект «Народ и власть: История России и ее фальсификации» посвящен междисциплинарному научному анализу различных аспектов проблемы взаимодействия власти и народа как двух главных агентов исторического развития России. Революция рассматривалась как основополагающая проблема россиеведения.
Ключевые слова: народ, власть, революция, история России, россиеведение.
----------------------------------------------------------------------------
Marchenya P. P., Razin S. Y. Instead of Introduction: From authors of the scientific project "People and Power: the history of Russia and its falsifications"
Annotation: The Scientific Project "People and Power: the History of Russia and its Falsifications" is dedicated to the interdisciplinary scientific analysis of various aspects of problem of the interaction of Power and People as two main agents to the historical development of Russia. The Revolution was considered as an essential problem of the Russian studies.
Keywords: people, power, revolution, history of Russia, Russian studies.

Аксенов В. Б. Политическая семиосфера и психологическая динамика российского общества в 1914—1917 гг.: от мистификации общественного сознания к революционному психозу
Аннотация: Рассматривается развитие социально-психологического кризиса российского общества от начала Первой мировой войны до второй российской революции, выразившегося в спаде религиозности россиян, росте мистических настроений, иррационализации массового сознания, что наделяло политические слухи кануна 1917 г. и периода революции эсхатологическими мотивами.
Ключевые слова: слухи, массовое сознание, политический дискурс, мистицизм, Первая мировая война, революция, революционный психоз, церковь, религиозность.
----------------------------------------------------------------------------
Aksenov V. B. Political Semiosphere and Psychological Dynamics of the Russian Society in 1914—1917: from Mystification of Public Consciousness to Revolutionary Psychosis
Annotation: In the article under analysis is development of social and psychological crisis of the Russian society from the First World War to the second Russian revolution, expressed in recession of religiousness of Russians, growth of mystical moods, irrationalization of mass consciousness that allocated political hearings of eve 1917 and the period of revolution with eschatological motives.
Keywords: hearings, mass consciousness, political discourse, mysticism, First world war, revolution, revolutionary psychosis, church, religiousness. 

Бабашкин В. В. Два большевизма, или место Октября в Русской революции
Аннотация: Почему в современной историографии слабо востребованы результаты грандиозного исследовательского проекта 90-х гг. «Крестьянская революция в России 1902—1922 гг.»? почему историки нового направления пришлись не ко двору во времена Хрущева? На эти и некоторые другие вопросы автор предлагает свои ответы.
Ключевые слова: крестьянский большевизм, этапы Русской революции, цели и тактика крестьян и большевиков в Революции.
----------------------------------------------------------------------------
Babashkin V. V. Two Bolshevisms, or the Place of the October in the Russian Revolution
Annotation: The results of the vast research project of the 1990-ies “Peasant Revolution in Russia, 19021922” — why have they been largely neglected in contemporary historiography? The works of the historians of the new direction in the Soviet historiography — why did they turn to be inappropriate in the time of Khrushchev? The author is in search for answers.
Keywords: peasant Bolshevism, stages of the Russian Revolution, the objectives and tactics of the peasants and the Bolsheviks in the Revolution. 

Булдаков В. П. Революция и мифотворчество: коллизии современного исторического воображения
Аннотация: Автор показывает, как волна революционного мифотворчества преломляется и искажается в современном историческом сознании. По его мнению, в современных массовых представлениях о революции доминируют наиболее примитивные конспирологические теории, продуцируемые «самодеятельными» историками.
Ключевые слова: революция, миф, историография, массовое сознание, mass media.
----------------------------------------------------------------------------
Buldakov V. P. The Revolution and the Myth: Critical Notes on some Historiographical Biases
Annotation: The author shows as the wave of revolutionary myth-creation was refracted and twisted in modern historical consciousness. On his opinion in modern representations on revolution absolutely prevails the most primitive “theories of conspiracy” produced by non-formal historians.
Keywords: Revolution, myth, historiography, mass consciousness, mass media. 

Гордон А. В. Революционная традиция в сравнительно-исторической перспективе (Россия — Франция — Россия)
Аннотация: Сопоставляются судьбы революционного наследия в России и Франции. Отправной точкой является дискредитация революционного прошлого в постсоветской России. Характеризуются попытки реформирования революционной традиции в СССР: обновленческое движение 1960-х (Оттепель) и реформаторство 1980-х (Перестройка). Также обращается внимание на внедрение неоимперских моделей во время Второй мировой войны и в послевоенный период. Подчеркивается влияние Русской революции на революционную традицию Франции и выявляются уроки «культуры памяти» в Пятой республике.
Ключевые слова: революционная традиция, Октябрьская революция, Февральская революция, Оттепель, Перестройка, антикоммунистическая революция 1991 г., имперская традиция, Великая Французская революция, культура памяти.
----------------------------------------------------------------------------
Gordon A. V. Revolutionary tradition in comparative-historical perspective (Russia — France — Russia)
Annotation: The paper compares revolutionary legacies of Russia and France. The author starts with description of attempts of discrediting Russian revolutions in post-Soviet Russia, and then traces evolution of interpretations of Russian revolutions in 20th century, with special attention to two major reformist attempts, so called "Renewal" movement ("The Thaw period") in 1960s, and "Reformist" movement of the 80s ("Perestroika"). Also analyzed the precursor of contemporary nativism, so called «neo-imperial models, which were popular in WW2 and post-war period. The author investigates influence of Russian revolutions of interpretation of French revolutionary tradition, and describes formation of "memorial culture" in the Fifth Republic.
Keywords: revolutionary tradition, Russian revolution (October and February of 1917), Thaw (Ottepel), Perestroika, anticommunist revolution of 1991, imperial ideology, Great French revolution, historical culture. 

Данилов А. А. Осмысление места и роли революции 1917 года в истории России современной учащейся молодежью
Аннотация: В статье представлены основные подходы к оценке места и роли революции 1917 года в современных российских учебниках истории для средней и высшей школы, а также данные социологических опросов среди учащихся по данной проблематике.
Ключевые слова: революция, реформа, либерализм, консерватизм, радикализм, большевизм.
----------------------------------------------------------------------------
Danilov A. A. Judgment of the place and role of revolution of 1917 in the history of Russia modern studying youthAnnotation: In article the main approaches to an assessment of a place and a role of revolution of 1917 in modern Russian textbooks of history for the high and higher school, and also data of sociological polls among pupils on this perspective are presented.Key words: Revolution; reform; liberalism; conservatism; radicalism; Bolshevism.

Елисеева Н. В. Революция как реформаторская стратегия Перестройки СССР: 1985—1991 гг.
Аннотация: Автор показывает, как с помощью включения в реформаторскую риторику Перестройки СССР революционной тематики, осуществлялась смена идеологии, подготовившая кардинальный слом советской системы в начале 1990-х годов. По его мнению, реформаторский дискурс М.С. Горбачева выстраивался в соответствии с марксистско-ленинской традицией, а «сработал» в прямо противоположном направлении от задуманного.
Ключевые слова: революция, историография, перестройка, реформы, идеология, марксизм-ленинизм.
----------------------------------------------------------------------------
Eliseeva N. V. Revolution as reformist strategy of Perestroika in the USSR: 1985—1991
Annotation: The author assesses how the incorporation of the issues concerning Russian Revolution into reformist rhetoric helped the ideological shift that created a basis for pivotal changes in the Soviet system in the beginning of 1990s. The author concludes that Gorbachev’s reformist discourse was rooted in Marxist-Leninist tradition and yet tripped the converse developments.
Keywords: Revolution, historiography, perestroika, reforms, ideology, Marxism-Leninism. 

Карпенко С. В. Добровольческая армия и Донское казачье войско в конце 1917 — начале 1918 гг.: несостоявшийся союз
----------------------------------------------------------------------------
Аннотация: В статье анализируются отношения между Добровольческой армией и Донским казачьим войском в конце 1917 — начале 1918 гг. Основное внимание уделяется попыткам командования Добровольческой армии обрести базу в Донской области и превратить ее в общероссийский центр сплочения антибольшевистских сил, идеологическим и политическим разногласиям между добровольческими генералами и руководством Дона. Делается вывод, что Донская область не могла стать надежной базой формирования Добровольческой армии и центром воссоздания российской государственности.
Ключевые слова: Гражданская война в России, Добровольческая армия, Донское казачье войско, Донская область, «Юго-Восточный союз», М. В. Алексеев, А. М. Каледин, Л. Г. Корнилов.
----------------------------------------------------------------------------
Karpenko S. V. The Volunteer Army and the Don Cossacks in late 1917 and early 1918: The Abortive Union
Annotation: The article analyses the relations between the Volunteer army and the Don Cossacks in the end of 1917 — the beginning of 1918. The main attention is drawn to the attempts of the command of the Volunteer army to find basis in Don Cossack oblast and to transform it into the all-Russian center of rallying of Anti-Bolshevik forces, the ideological and political disagreements between the Volunteer generals and the leadership of Don Cossack oblast. It makes a conclusion that Don Cossack oblast was not able to become reliable basis of formation of the Voluntary army and the center of the restoration of the Russian statehood.
Keywords: Russian Civil War, Volunteer Army, Don Cossacks, Don Cossack oblast, “The Southeastern Union”, M. V. Alekseev, A. M. Kaledin, L. G. Kornilov. 

Люкшин Д. И. Деревня Семнадцатого года: сотворение периферии
Аннотация: Статья посвящена проблеме формирования периферийных зон в структуре российского общества накануне, в ходе и по итогам общинной революции 1917 года. Попытка наложить, предложенную Дж. Скоттом матрицу «последнего великого огораживания» на российскую историческую фактуру имеет характер методологического эксперимента.
Ключевые слова: Вторая русская смута, общинная революция, крестьяне, отечественное историческое сообщество.
----------------------------------------------------------------------------
Lyukshin D. I. The village of 1917: the creation of periphery
Annotation: The article is dedicated to the issue of forming peripheral zones in the structure of the Russian society on the eve, during and in the aftermath of the communal revolution of 1917. An attempt to apply the matrix of the “last great enclosure”, as proposed by J. Scott, to the Russian historic environment has the character of a methodological experiment.
Keywords: Second Russian smuta (revolt), communal revolution, peasants, Russian historical community.

Марченя П. П. Бессмысленность и смысл Русской революции: Февраль и Октябрь в истории России
Аннотация: Статья посвящена проблеме «бессмысленности» и «смысла» политической истории русской смуты/революции от Февраля к Октябрю 1917 г. как массового бегства от власти «чужой» к власти «своей». Февраль и Октябрь интерпретируются как полюса общественно-политической жизни России, задающие смысловые координаты, в рамках которых строится проективное россиеведение.
Ключевые слова: Февраль 1917 г., Октябрь 1917 г., массы, массовое сознание, Русская смута, Русская революция, россиеведение.
----------------------------------------------------------------------------

Marchenya P. P. Senselessness and sense of the Russian Revolution: February and October in Russian historyAnnotation: The Article is dedicated to problem of "senselessness" and "sense" of political history of Russian Smuta/Revolution from February to October 1917 as the exodus from Power "alien" to Power "native". February and October are interpreted as poles of the political life of Russia, giving the coordinates of meaning within which built projective Russian studies.
Key words: February 1917, October 1917, masses, mass consciousness, "Russian Smuta" (Russian Strife, Time of Trouble), Russian revolution, Russian studies. 


Фурсов А. И. Народ, власть и смута в России: размышления на полях одной дискуссии
Аннотация: В статье рассматриваются основные направления дискуссии, посвященной проблеме смут и революций в русской истории. Основное внимание обращается на определение участниками дискуссии терминов «смута» и «революция», а также на трактовку ими темы «архаика versus Модерн». Рассматриваются также интерпретации участниками дискуссии основных факторов революций и смут русской истории, диалектика внутренних и внешних факторов этих макрособытий, а также перспектив развития современной России под таким углом зрения, как возможность или невозможность новой революции.
Ключевые слова: смута, революция, русская история, методология, архаика, Модерн, внутренние и внешние факторы, современная Россия.
----------------------------------------------------------------------------
Fursov A. I. People, Power and Smuta in Russia: Reflections on the Field a Discussion
Annotation: The article deals with the main directions of the discussion which was devoted to the problem of Times of Trouble (Smuta) and revolutions in Russian history. The main focus is on the conceptual definitions of the terms “Times of Trouble” and “revolution” by the participants of the discussion, as well as on the interpretation of the theme “archaism versus Modernity”. The article deals also with the interpretation by the participants of the discussion of the main factors of Russian revolutions and Times of Trouble (Smuta), the dialectics of interior and exterior factors of these macroevents, as well as the perspectives of contemporary Russia’s development — possibility or impossibility of a new revolution.
Keywords: Time of Trouble ("Smuta"), revolution, Russian history, methodology, archaism, Modernity, interior and exterior factors, contemporary Russia.


Чертищев А. В. Революция: возможности и реальность сдерживания
Аннотация: Статья раскрывает проблему необходимости и вероятности остановки процесса «углубления» Великой Русской революции, когда деструктивные начала в ней стали абсолютно доминирующими. Реализация такой возможности связывается с успешностью революционного процесса.
Ключевые слова: власть, государство, общество, революция, контрреволюция, реформы, дезорганизация, массы, сознание, идеал, смута.
----------------------------------------------------------------------------
Chertishchev A. V. Revolution: possibilities and reality restraining it
Annotation: The present article deals with the problem of the necessity and probability of stopping the process of the expansion of the Great Russian revolution, when the destructive forces of it became absolutely dominant. The Realization of this possibility is connected with the progress of the revolutionary process.
Keywords: power, state, society, revolution, counterrevolution, reforms, disorganization, masses, consciousness, ideal, riot ("Smuta").

Булдаков В. П., Марченя П. П., Разин С. Ю. Российские кризисы на круглом столе «Народ и власть в российской смуте»

Аннотация: Международный круглый стол посвящен междисциплинарному научному анализу различных аспектов проблемы взаимодействия власти и народа как двух главных агентов исторического развития России в ситуациях глобальных социальных катаклизмов, революций и смут как периодически повторяющихся системных кризисов российского государства и общества.
Ключевые слова: народ, власть, российская смута, революция, системный кризис, массы, империя, россиеведение, история России.
----------------------------------------------------------------------------

Buldakov V. P., Marchenya P. P., Razin S. Y. Russian crisises on Roundtable Discussions "People and Power in Russian Strife"
Annotation: The International Roundtable Discussions is dedicated to the interdisciplinary scientific analysis of various aspects of problem of the interaction of Power and People as two main agents to the historical development of Russia in the situations of global social cataclysms, revolutions and strifes as periodically repetitive systemic crises of the Russian state and society.
Keywords: People, power, "Russian Strife" ("Smuta", Time of Trouble), revolution, systemic crisis, masses, empire, Russian studies, history of Russia.


Полный текст сборника (идентичный печатному) в свободном доступе в Сети Соционет:http://users4496447.socionet.ru/files/sb.3.pdf




среда, 20 июня 2012 г.

А.И. Фурсов о круглом столе "Крестьянство и власть"


ПУБЛИКАЦИИ О НАУЧНОМ ПРОЕКТЕ (ВНЕШНИЕ ОТЗЫВЫ)

О КРУГЛОМ СТОЛЕ "КРЕСТЬЯНСТВО И ВЛАСТЬ В ИСТОРИИ РОССИИ XX ВЕКА": 


Фурсов А.И. 
Крестьянство: проблемы социальной философии и социальной теории // Обозреватель–Observer. 2012. № 6. С.69–89.

http://cdn.scipeople.com/materials/7760/Крестьянство_стол.pdf




вторник, 29 мая 2012 г.

"Крестьянство и власть" в "ОНС"

Как "крестьяноборческая" Советская власть сумела устоять в крестьянской стране?
     П.Марченя, С.Разин, И.Ионов о Международном круглом столе "Крестьянство и власть в истории России XX века" (научный проект "Народ и власть...", журнал "Власть", Институт социологии РАН).
   Представлены выступления О.Буховца, В.Кондрашина, А.Медушевского, С.Алексеева,  Н.Ивницкого, А.Гордона, И.Козновой, Ю.Васильева, Н.Рогалиной, В.Пискун, Д.Люкшина, В.Логинова, Л.Бородкина, В.Багдасаряна, В.Бабашкина, В.Безгина, Ж.Тощенко, А.Никулина, А.Фурсова, В.Булдакова.


Крестьянство и власть в истории России XX века (По итогам Международного «Круглого стола») / П.П. Марченя, С.Ю. Разин, И.Н. Ионов // Общественные науки и современность. 2012. №3. С.79–95


Портал: http://ecsocman.hse.ru/text/38177142/

Полный текст:

понедельник, 16 апреля 2012 г.

«Империя» и «Смута» в современном россиеведении

«Империя» и «Смута» в современном россиеведении / П.П. Марченя, С.Ю. Разин // Новый исторический вестник. 2011. №4. С.89–96

Доступ к полному тексту:



По язвительному замечанию главного «смутоведа» России, автора взорвавшей каноны отечественной историографии российских революций «Красной смуты»[i] В.П. Булдакова: «Писать о том, куда и почему постоянно заносит [так в тексте – П.М., С.Ю.] Россию, подавив в себе чувство юмора, просто невыносимо»[ii]. Напротив, один из патриархов американских "Russian studies" Дж. Биллингтон, когда-то призывавший к «ироническому» взгляду на историю революций в России[iii], спустя несколько десятилетий ее изучения уже без всякой иронии высказался о ней отнюдь нешутливыми стихами Б. Пастернака: «Ты видишь, ход веков подобен притче, / И может загореться на ходу»[iv]. Результатом серьезного переосмысления стал осторожный вывод мэтра: «…Среди возможных будущих путей самоидентификации России есть альтернативы намного лучше и намного хуже того, что можно предвидеть в настоящее время»[v].

Увы, «смута» как вариант современной российской истории – это вовсе не всего лишь метафора или повод для юмора. Только в течение прошлого века – уже «пережитого», но далеко еще «не изжитого» – Россия дважды оказывалась на грани полной потери своей цивилизационной идентичности и, на время зависнув в промежуточном положении «между "Империей" и "Смутой"»[vi], срывалась в «безвременье»[vii] последней. И обрушала первую. Так бесславно завершила свою историю романовская империя. Так же погибла и империя советская. Современные историки задаются резонным вопросом: «…Откуда он, этот исторический "маятник", два страшных взмаха которого вдребезги разнесли сначала белую державу царей, а затем и ее красную наследницу?»[viii]. И даже официальный печатный орган РФ уже поставил вопрос ребром: «Почему российская история движется циклами – от великого расцвета к великой смуте, от государственного централизма к распаду империй? И когда рушится страна – тогда ли, когда ослабевает державная узда или когда власть глуха к новым общественным запросам?»[ix].

Одной из недавних резонансных попыток отечественных историков и обществоведов комплексно ответить на поставленные вопросы стал специально посвященный историческому и междисциплинарному анализу периодически повторяющихся российских смут Международный круглый стол журнала «Власть», состоявшийся 23 октября 2009 г. в Институте социологии РАН. Ведущим «стола» неслучайно был уже упомянутый Булдаков, который на протяжении многих лет подготавливал отечественную социально-научную «почву» для подобного мероприятия, подчеркивая, что кризисы являются «естественной формой пространственно-временного существования России, однако попыток их конкретно-исторического сопоставления еще не предпринималось. Между тем, сравнительное изучение периодов нестабильности российской системы с учетом особенностей массовой психологии может сказать о ее природе больше, нежели любая – как всегда претендующая на универсализм – теория»[x].

В работе этого круглого стола, прошедшего под знаковым наименованием «Народ и Власть в российской смуте», приняли участие более 30 ученых, представляющих научные и образовательные организации России и Беларуси[xi]. Организаторы «стола» исходили из того, что системное осмысление «смуты» и предельно («у бездны на краю») обнажаемых ею глубинных особенностей и закономерностей взаимодействия власти и народа как главных агентов отечественной истории является стержневой проблемой россиеведения в целом. Как человек познается реально и полно не в состоянии покоя, а в ситуации кризиса, так и целые народы, страны, государства и цивилизации наиболее полно познаются в тяжелые исторические времена хаоса, потерь и перемен. В таком ключе Россия и ценностно-смысловые доминанты ее исторической судьбы непостижимы вне осмысления феномена «русской смуты». «Смута» и сегодня остается мерой понимания России, краеугольным камнем выбора ее пути и своего места в ней. В ее прошлом, ее настоящем и ее будущем.

Своеобразное «троецентрие» исследовательского предмета состоявшихся в итоге дискуссий определялось давно назревшей необходимостью сравнительного анализа «трех полномасштабных (системных) кризисов империи: Смута начала XVII в., революционный взрыв начала XX в., нынешнее состояние России»[xii], – которые уже признаны современной историографией в качестве «Великих смут» российской истории. Основное внимание участники круглого стола уделили острым, далеким от «застольной округлости» вопросам о смысле и логике «русской смуты», об особенностях и механизмах кризисного ритма истории российского государства и общества, о роли политических элит и народных масс в так называемые «переходные периоды» и причинах постоянного воспроизводства последних в отечественной истории. На наш взгляд, прозвучавшие в ходе оживленных дебатов компетентные суждения современных ученых о возможных путях выхода из исторической западни рецидивирующих системных кризисов[xiii] могли бы помочь власти и обществу постсоветской России избежать уже изведанных крайностей и преемственно объединить лучшее, что было в России досоветской и советской. И остаться при этом Россией.

В таком контексте, именно изучение смут («смутоведение») можно определить как смыслообразующий компонент современного россиеведения. Однако поиски смысла «Смуты» в России неразрывно связаны с осмыслением «Империи» как исторически обусловленной системы взаимодействия народа и власти в России, с искажения которой и начинаются все «смутные времена» отечественной истории. Таким образом, Империя и Смута выступают в качестве бинарных инвариантов России, а «смутоведение» оказывается невозможным вне «импероведения», сплетаясь с ним в единый «гордиев узел» россиеведения, в который органически объединены все его ключевые темы и проблемы.

Так, и на круглом столе «Народ и власть в российской смуте» свои соображения о взаимосвязи Смуты и Империи высказывали В.П. Булдаков, А.О. Лапшин, И.В. Михайлов, В.В. Шелохаев и другие участники дискуссий. Авторами настоящей статьи (как, в том числе, участниками, соавторами и соорганизаторами названного мероприятия) предлагается свой вариант ответа на вопрос о характере и природе названной взаимосвязи.

По нашему мнению, разгадка «русской смуты» и ее функциональной роли в «русской истории» возможна только в конкретно-историческом и историософском синтезе, в контексте циклической динамики функционирования и воспроизводства Империи, имеющей свои запасы прочности, защитные механизмы и способы обеспечения цивилизационной идентичности и социокультурной преемственности. Собственно, пара «Смута Империя» и образует диалектическое единство основного конфликта истории России, определяя своеобразие пресловутой «русской системы» и ее цикличность.

Подобные идеи уже получили прочное обоснование в уверенно развивающейся теории российских кризисов. Так, во множестве работ того же Булдакова[xiv] последовательно отстаивается важнейшая в контексте настоящей статьи мысль о наличии глубокой связи зарождения, протекания и преодоления отечественных смут и революций с типическими особенностями России как Империи. Согласно его методологически значимой формуле: «Понимание своеобразия российской революции, особенностей ее развертывания и долговременных последствий упирается в переосмысление феномена российского имперства – уникальной сложноорганизованной этносоциальной и территориально-хозяйственной системы реликтового патерналистского («большая семья») типа. Российская имперская иерархия, в отличие от индустриальных империй недавнего прошлого, и потребительских квазиимперий настоящего, закреплялась не на базе формального права, индивидуальной собственности и гражданского законопослушания, а на вере низов в "свою" власть, подобно дирижеру использующую все социальные слои в интересах всеобщей гармонии»[xv].

Не разделяя скепсис оценки российской имперскости как исторического «реликта», мы солидарны с мнением, что империи не являются «дурным прошлым» человечества, а, напротив, являют собой не исключение, а «правило всемирной истории»[xvi]. Однако согласны мы и с высказыванием другого классика «Imperial studies» Д. Ливена: «ИМПЕРИЯ – ЭТО СИЛЬНОЕ И ОПАСНОЕ СЛОВО [так в тексте самого Д.Л.]. Оно имеет богатую и неоднозначную историю. Сегодня, как и в прошлом, оно носит весьма различные полемические оттенки»[xvii].

Тем не менее, «Век Империй» отнюдь не прошел[xviii]. Однако, учитывая, что все попытки «понять имперскую Россию»[xix] крайне осложняются неопределенностью самого понятия империи и широким диапазоном сущностных признаков, по которым то или иное государство относят к империям (наличие «императора», власть признается сакральной; наличие «императивов», объединяющих многообразие народов в единый субъект истории; патернализм и иерархичность служения как основа «вертикали власти» и социокультурных взаимосвязей внутри имперской «семьи народов»; полиэтничность и обусловленная ею этнокультурная гетерогенность; своеобразие территориально-организационных отношений внутри империи и связей с соседями вне ее; масштабность освоенных пространств и ресурсов; историческая устойчивость; экспансионизм территориальной и культурной политики; значимость в мировом устройстве и т.д. и т.п.), уточним, что понимается под Империей нами...





[i] Булдаков В.П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М., 1997 [2-е изд., доп. – 2010].
[ii] Булдаков В.П. Quo vadis? Кризисы в России: пути переосмысления. – М., 2007. С. 17.
[iii] Billington J.H. Six Views of the Russian Revolution // World Politics. 1966. Vol. 18. № 3. P. 452–473.
[iv] Billington J.H. The West’s Stake un Russia’s Future // Orbis. 1997. Vol. 41. № 4. P. 551, 554.
[v] Биллингтон Дж. Россия в поисках себя. М., 2006. С. 10–11.
[vi] Кара-Мурза А.А. Между «Империей» и «Смутой». М., 1996.
[vii] Кондаков И.В. «Смута»: эпоха «безвременья» в истории России // Общественные науки и современность. 2002. № 4. С. 55–67.
[viii] Янов А. Введение к первой книге трилогии «Россия и Европа. 1462–1921» // Досье электронного Полиса: <http://www.politstudies.ru/universum/dossier/03/yanov-4.htm>.
[ix] Выжутович В., Проханов А., Рыжков В. От анархии – к жесткой власти // РГ. 2007. 28 февраля. Федер. вып. № 4304. С. 9.
[x] Булдаков В. Системные кризисы в России: сравнительное исследование массовой психологии 1904-1921 и 1985-2002 годов // Acta Slavica Japonica. 2005. T. 22. P. 95.
[xi] См.: Булдаков В.П., Марченя П.П., Разин С.Ю. «Народ и власть в российской смуте»: прошлое и настоящее системных кризисов в России // Вестник архивиста. 2010. № 3 <http://www.vestarchive.ru/content/view/1083/55/>.
[xii] Булдаков В.П. Российские смуты и кризисы: востребованность социальной и правовой антропологии // Россия и современный мир. 2001. № 2. С. 32.
[xiii] Подробнее см.: Булдаков В., Марченя П., Разин С. Международный круглый стол «Народ и власть в российской смуте» // Власть. 2010. № 4, 5, 6, 7, 8, 9 (Тексты доступны также на сайте журнала «Власть»: <http://www.isras.ru/authority.html>).
[xiv] См.: Buldakov V. Revolution or Crisis of Empire? // Bulletin of the Aberdeen Centre for Soviet and East European Studies. 1993. № 4. P. 9–10; Idem. Die Oktoberrevolution in der russischen und Osteuropaeischen Geschichte // Berliner Jahrbucher fur Osteuropaeischen Geschichte. 1994. Bd. 1. S. 53–58; Булдаков В.П. XX век в российской истории: имперский алгоритм? // Межнациональные отношения в России и СНГ. Вып. 1. М., 1994. С. 122–131; и др. его же работы.
[xv] Булдаков В.П. Красная смута [1997]. С. 341. Сам Булдаков, ссылаясь на исследование Н.В. Щербань, подмечает также, что из сходных представлений исходил и В.О. Ключевский при анализе течения Смуты XVII в. (См.: Там же. С. 355; см. также: Щербань Н.В. В.О. Ключевский о Смуте // Отечественная история. 1997. №4. С. 95–97, 101).
[xvi] Булдаков В.П. Империя и смута: К переосмыслению истории русской революции // Россия и современный мир. 2007. № 3. С. 7.
[xvii] Ливен Д. Российская империя и ее враги с XVI века до наших дней. М., 2007. С. 635.
[xviii] См.: Хобсбаум Э. Век империи. 1875–1914. Ростов-на-Дону, 1999; Мигранян А. Век империй прошёл? // Стратегия России. 2005. № 4. С. 23–29.
[xix] См.: Raeff M. Understanding the imperial Russia. London, 1990.

Читать далее:
http://cdn.scipeople.com/materials/3454/Россиеведение.pdf



А.И.ФУРСОВ О КРУГЛОМ СТОЛЕ "НАРОД И ВЛАСТЬ В РОССИЙСКОЙ СМУТЕ"-2

ПУБЛИКАЦИИ О НАУЧНОМ ПРОЕКТЕ (ВНЕШНИЕ ОТЗЫВЫ)

О КРУГЛОМ СТОЛЕ "НАРОД И ВЛАСТЬ В РОССИЙСКОЙ СМУТЕ" 
(Продолжение): 


Фурсов А.И.
Смуты и революции: диалектика внутреннего и внешнего // Обозреватель–Observer. 2012. № 4. С.7–19.
http://cdn.scipeople.com/materials/7760/Фурсов2.pdf